Особое мнение

Крупная петербургская демонтажная группа "Размах" планирует заняться продажей антиквариата под брендом "Интерантик". Осенью этого года компания откроет шоу-рум площадью 300 кв. м на Васильевском острове и интернет-площадку. Эксперты отмечают оригинальность идеи, но при этом отмечают, что дивиденды проект принесет лишь в перспективе нескольких лет.

Одина из крупнейших демонтажных компаний Петербурга, федеральная группа инжиниринговых компаний "Размах", в ближайшее время займется продажей антиквариата, найденного при демонтаже объектов. Как рассказал "Ъ" вице-президент ФГИК "Размах" Сергей Ефремов, для этого направления бизнеса компания зарегистрировала новый бренд "Интерантик". Осенью этого года планируется открыть шоу-рум на Васильевском острове площадью 300 кв. м, где будет представлена собранная компанией коллекция найденных ценностей.

 "У нас громадная коллекция: старые книги, сувениры, пионерские вымпелы, значки, старые клейменые кирпичи, которые часто используются сегодня для декорирования, старые камины, радиаторы отопления, старые шпингалеты, петли, дубовые двери, мебель", — рассказывает господин Ефремов.

Компания планирует привлекать дизайнеров для подготовки вещей к продаже. В "Размахе" рассказали, что помимо шоу-рума будет запущена интернет-площадка, с помощью которой клиенты смогут ознакомиться с коллекцией, оформить предзаказ или назначить встречу для покупки.

 

ФГИК "Размах" обеспечивает полный цикл услуг в сфере строительства. Представительства группы открыты в Москве, Сочи, Вологде, на Урале, в Приволжском федеральном округе. Головной офис компании находится в Петербурге. В портфеле компании — переезд завода "Электросила", проект "Вагонмаша", несколько очередей редевелопмента территории бывшего завода "Петмол", расчистка территории за Варшавским вокзалом. По оценкам компании, доля "Размаха" на демонтажном рынке Петербурга составляет 70%.

Аналитик "ИнстаФорекс" Антон Фомин считает подобную диверсификацию бизнеса странной. "Сейчас, в условиях замедления экономического роста, выходить на рынки потребительских товаров с высокой эластичностью крайне рискованно, поскольку спрос нестабилен. Хотя в перспективе двух-трех лет такое вложение принесет немало дивидендов, на текущий момент актуальность реализации подобного проекта вызывает у меня большие сомнения", — говорит господин Фомин.

Директор департамента брокериджа NAI Becar Михаил Рожко, напротив, считает идею ФГИК "Размах" интересной. "Именно таким и должен быть современный бизнес — ориентированным на создание запоминающихся особенностей, маркетинговых "фишек", ярких проектов. Покупка таких вещей — это приобретение уникальных предметов со своей историей, сродни покупки антиквариата. Возможно, к каждой вещи стоит давать краткую справку: в каком доме она обнаружена, история этого дома, что будет построено на его месте", — говорит господин Рожко. Успех проекта компании "Размах", по его словам, во многом будет зависеть от ценовой политики.

В студии дизайна и архитектуры STudia-54 констатируют, что клиенты сегодня ориентированы на поиск для своих квартир необычных вещей, предметов с историей. Ценители ищут антиквариат по всему свету, и шоу-рум в Петербурге, по мнению экспертов, будет востребован.

С юридической точки зрения ситуация с присвоением ценностей, найденных в демонтируемых зданиях, неоднозначная, отмечают специалисты. Руководитель практики недвижимости и строительства компании "Максима Лигал" Евгений Дружинин констатирует, что по закону ничего сколько-нибудь ценного компания оставить себе не имеет права. В свою очередь, о том, что вещь имеет некоторую ценность, говорят планы по ее продаже. С другой стороны, есть отношения, связанные с утилизацией отходов производства и потребления. "В принципе, вполне допустима ситуация, когда в результате демонтажа все отходы переходят в собственность компании, занимавшейся таким демонтажом (с обязанностью их захоронить или утилизировать впоследствии). Естественно, что в договоре на демонтаж это должно быть четко прописано. Однако в этом случае еще предстоит выяснить вопрос о том, являлись ли приобретенные компанией вещи отходами, или же их нельзя отнести к таковым ввиду наличия некоторой потребительской ценности или по иным основаниям", — рассуждает господин Дружинин. Он полагает, что никто не будет раздувать конфликт — по крайней мере до тех пор, пока не будет "присвоено" что-то действительно ценное.